Мы спросили экспертов: Приживется ли в России институт финансовых консультантов?

Личные финансы
Источник: GAAP.RU
Опубликовано: 7 марта 2016


Как Вы восприняли идею официального оформления в России профессии финансового консультанта? Имеет ли это большой смысл с учетом того, что те же аудиторы и так довольно часто играют роль финансовых консультантов для своих клиентов, при этом действующая сегодня схема их регулирования идентична описанной в тексте законопроекта (финансовые консультанты тоже будут состоять в саморегулируемых организациях). При этом пока что очевидна общая “сырость” проекта – например, отсутствие в нем оговорки источников финансирования для выплаты вознаграждений.


Максим Васин, директор методического департамента Национального Рейтингового Агентства, главный экономист:

Эта идея не нова, но ее реализация вызывает большие вопросы. Смысл профессии, на мой взгляд, все же далек от профессии аудитора, так как консультант по личным финансам - это консультант по инвестициям, налогам и кредитам, то есть человек, дающий советы, прежде всего, по инвестициям в ценные бумаги (отсюда и поправки, внесенные именно к закону о рынке ценных бумаг). Финансовое консультирование - это скрытая форма управления активами клиента без передачи таких активов на руки / на баланс / под контроль консультанту. Деятельность по управлению личными финансами (оптимизация семейных расходов, план накоплений, помощь в оформлении налоговых деклараций, советы по приобретению недвижимости или предметов искусства и т.п.) вряд ли имеет отношение к рынку ценных бумаг, хотя это тоже деятельность по консультированию по теме личных финансов. То есть область действия закона должна быть сужена и описана более формально и профессионально.

Если консультант оказывает услуги физическому лицу или коммерческой организации, за исключением институциональных инвесторов (УК, НПФ или инвестиционный фонд), критика с позиции отсутствия источников выплаты вознаграждений безосновательна. С точки зрения “институционалов” расходы на консультанта возможно вписать в инвестиционные декларации и договоры ДУ независимо от того, насколько подробно это оговаривается в законопроекте. Я вижу проблему не в этом.

На мой взгляд, деятельность финансового консультанта должна подпадать под регулирование только в аспекте выдачи квалификационного аттестата, подтверждающего наличие профессиональных навыков. Что касается самой деятельности по консультированию, то маловероятно, что кто-либо будет наказан за ведение такой деятельности без “лицензии” / ”членства в СРО” и так далее. То же самое касается, к примеру, деятельности по выдаче коммерческих займов: отсутствие лицензии МФО, КПК и иной не мешает компании или физическому лицу получать и выдавать займы, и лицо не будет наказано за незаконную банковскую / финансовую деятельность, если будет привлекать и выдавать займы без лицензии. Аналогичная картина и с профессиональной деятельностью на рынке ценных бумаг: не любая купля-продажа ценных бумаг является профессиональной деятельностью на рынке.

На мой взгляд, следовало бы гораздо четче определить профиль деятельности финансовых консультантов, подпадающий под определение профессиональной деятельности на рынке (с соответствующими последствиями в виде вступления в СРО и регулирования ЦБ). Во-первых, такая деятельность должна вестись ИП или организацией, а не простым физическим лицом (в последнем случае это обычные трудовые или хозяйственные отношения по продаже собственных знаний и профессионального опыта, не имеющие отношения к профессиональной деятельности на рынке ценных бумаг). Финансовый аналитик, работающий в ИК, независимо от формы оформления трудовых отношений все же не должен относиться к финансовым консультантам, как представляется. Во-вторых, вероятно, следует выделить формы такой деятельности: наличие договора, условия договора (возмездность услуги, четкие правила определения вознаграждения, обязанность клиента его уплатить, сроки и так далее). В-третьих, представляется, что регулированию должна подвергаться деятельность, которая угрожает финансовой стабильности или может нарушить права неквалифицированных инвесторов, то есть, например: финансовое консультирование от лица профессионального участника рынка цб (брокера, дилера, управляющей компании, банка); финансовое консультирование неквалифицированных инвесторов; финансовое консультирование институциональных клиентов; финансовое консультирование в форме предоставления алгоритмических торговых стратегий, инвестиционных идей, в форме управления брокерским счетом по доверенности и договору и так далее. То есть ключевой задачей является создание механизма ответственности финансового консультанта за советы, которые противоречат интересам клиента, при конфликте интересов, в случае, если неграмотные советы неизбежно приводят к убыткам и так далее.


Кира Гин-Барисявичене, управляющий партнер Группы юридических и аудиторских компаний “СБП”:

На мой взгляд, создание такого института в нашей стране пока излишне, особенно в нынешних нестабильных экономических условиях. Как-то не верится, что российские граждане нуждаются в консультировании по теме личных финансов, денежных вложений и составлению финансовых планов. Кроме того, гарантии, что вложения принесут однозначную прибыль, не сможет дать ни один консультант.

Мне также непонятно, на кого рассчитана эта профессия, если финансовый консультант будет функционировать так, как предлагают разработчики законопроекта. Те, у кого есть личные финансы, однозначно не пойдут к какому-то незнакомому финансовому консультанту только потому, что у него такой статус, и он состоит в СРО. Обращение пенсионеров к финансовому консультанту мне тоже как-то трудно представить, особенно если вспомнить размер пенсий в нашей стране.

Недавно наш клиент рассказывал, что ему звонили настойчивые люди и прямо как “волки с Уолл-стрит” навязывали ему покупку каких-то акций. Может быть, разработчики законопроекта как раз смогут ограничить беспредел тех, кто чувствует себя великим трейдером и срочно решил разбогатеть подобным образом.


Ястребов Д.А., кандидат юридических наук, главный научный консультант компании “Юридическая служба столицы”:

Как отмечает главный научный консультант компании “Юридическая служба столицы”, к.ю.н. Дмитрий Ястребов, маловероятно, что принятие данного законопроекта позволит укрепить доверие со стороны российских инвесторов к российскому фондовому рынку, и что это будет способствовать притоку дополнительных инвестиций в экономику России.

Законопроект № 1009203-6​ “О внесении изменений в Федеральный закон “О рынке ценных бумаг” и иные законодательные акты Российской Федерации в части регулирования деятельности финансовых советников​" ​не раскрывает квалификационные требования и требования к профессиональному опыту финансового советника - индивидуального предпринимателя, несмотря на то, что, фактически, консалтинговые услуги в сфере финансового планирования давно уже оказываются в нашей стране.

Тем не менее, скорее всего, требования к квалификации будут касаться, в первую очередь, наличия высшего профессионального (экономического) образования и стажа финансово-бухгалтерской работы, в том числе на руководящих должностях не менее 5 лет.

При этом финансовый советник должен будет знать: законодательные и иные нормативные правовые акты, регламентирующие финансово-экономическую и производственно-хозяйственную деятельность; нормативные и методические документы по вопросам организации бухгалтерского учета и управления финансами; основы гражданского права; финансовое, налоговое законодательство; современные методы анализа и оценки эффективности финансовой деятельности организации, анализа финансовых рынков, расчета и минимизации финансовых рисков; порядок заключения и исполнения “финансовых” договоров; методы и порядок планирования финансовых показателей; порядок долгосрочного и краткосрочного кредитования, привлечения инвестиций и заемных средств, распределения финансовых ресурсов, начисления налогов, проведения аудиторских проверок; бухгалтерский, налоговый, статистический и управленческий учет; правила хранения финансовых документов и защиты информации; передовой отечественный и зарубежный опыт организации бухгалтерского учета и управления финансами и т.п.

Д.А. Ястребов подчеркивает, что сомнительно и само обоснование законопроекта, данное его разработчиками, уверенными, что в настоящее время порядок предоставления инвестиционных рекомендацией и финансового планирования не урегулирован, следствием чего является крайне низкая заинтересованность потенциальных инвесторов в получении таких рекомендаций.

В действительности периоды достаточно хорошей экономической конъюнктуры 2000-х и начала 2010-х годов позволяли большей части населения не задумываться о финансовых решениях, однако резкая девальвация в конце 2014 г. и начавшийся финансово-экономический кризис лишь подтолкнули спрос на профессиональное финансовое планирование.


Елизар Бубнов, специалист отдела доверительного управления КИТ Финанс Брокер:

Создание полноценного, регулируемого на законодательном уровне института финансовых консультантов – это одно из “Основных направлений развития финансового рынка Российской Федерации на период 2016–2018 годов”, которые были сформулированы и направлены Центробанком президенту и в правительство в конце февраля. Идея сама по себе не нова, финансовые советники или консультанты существуют в России уже много лет, хотя в силу общего низкого уровня финансовой грамотности населения услуга востребована лишь в узких кругах.
Важнейшим моментом является то, что в России нет действительно независимых финансовых консультантов, ведь, как правило, такие специалисты рекомендуют инструменты определенных компаний: либо они работают на финансовые институты напрямую, либо эти институты платят консультантам вознаграждение за рекомендации.

Конечно, сама идея регулирования деятельности финансовых консультантов воспринимается участниками рынка положительно: должны существовать правила игры. Другое дело, что пока неясно, как это в итоге будет реализовано – например, как удастся избегать конфликтов интересов советников и их клиентов?

Источники финансирования таких специалистов – вопрос также краеугольный. Здесь следует ориентироваться на положительный опыт США, где уже не одно десятилетие существуют независимые консультанты, которые получают вознаграждение только от своих клиентов и ни от кого более: данный момент в США тщательно контролируется. То есть в России должны быть созданы обособленные от прочих финансовых институтов консультационные компании.


Анна Богоутдинова, заместитель генерального директора, директор по стратегическому развитию консалтинговой компании “2Б Диалог”:

Создание фокуса на дополнительной ответственности консультантов однозначно является положительным нововведением. Финансовый консультант в широком смысле этого слова - специалист по вопросам инвестиций. Сюда можно отнести не только аудиторов, но и оценщиков, специалистов по бизнес-планированию. Однако если аудиторы и оценщики уже работают по определенной схеме регулирования, включающей участие в саморегулируемых организациях и ответственность за свою деятельность, то специалисты по бизнес-планированию не несут никакой ответственности.

Значительная часть бизнес-планов, которая выпускается сегодня для массового сегмента малого бизнеса, содержит зачастую неподтверждаемые данные, что, соответственно, изначально говорит о невозможности воплощения таких проектов в жизнь.


Нина Козлова, управляющий партнер, ФинЭкспертиза:

Одна из задач, декларируемых в законопроекте - укрепление доверия российских инвесторов к отечественному фондовому рынку, что в конечном итоге должно способствовать притоку дополнительных инвестиций в экономику России. Сомневаюсь, что это возможно реализовать путем внедрения в практику саморегулирования финансовых консультантов. Также мне не очень понятно, каким образом данная законодательная инициатива может повысить привлекательность российского финансового рынка и улучшить инвестклимат в РФ. Между тем, именно это указано в пояснительной записке к законопроекту как одна из его целей. Резюмируя, считаю, что актуальность введения в России сейчас института саморегулирования для финансовых консультантов неочевидна.


Ольга Гесс,CEO & founder, TamTam:

Особенно сейчас, в кризис, тема услуг финансового консультанта очень актуальна. С одной стороны рынка - буксующие или проваливающиеся компании, которые не могут самостоятельно удержаться на плаву без сторонней помощи. С другой стороны рынок заполнен “финансовыми консультантами”, обещающими за небольшое вознаграждение вывести кампании на прежние или даже лучшие показатели.

Зачастую кто они, эти консультанты? Менеджеры среднего звена, имеющие весьма посредственные представления о рычагах в бизнесе, или бывшие предприниматели с несостоявшейся собственной фирмой. В лучшем случае - окончившие МВА. А рынок услуг похож на казино: есть шанс неплохо подняться. Ведь ценообразование стоимости подобных услуг весьма размыто, а в случае неудачи ответственности никакой.

Нужны стандарты, нужна сертификация. Когда я начинала восемь лет назад вести свои первые проекты в роли финансового консультанта, работало только сарафанное радио, и если ты провалил чей то бизнес, взявшись за него, это было можно приравнять к концу карьеры на данном направлении. Сейчас иначе:процентные договора перерастают в конкретные суммы, гарантийные обязательства нулевые, а оптимизация весьма сомнительна. И никакой ответственности за провал. Никакой статистики успешных и неуспешных проектов.

Создание СРО поможет очистить рынок от случайных людей, сделает деятельность финансовых консультантов более открытой и качественной.

Мне неоднократно встречались кампании после работы финансовых консультантов и консалтеров, где на бумаге все должно быть хорошо, но фирма терпит еще большие убытки, чем были до начала работы с вышеуказанными лицами. Все дело в отсутствии знаний и неадекватной оценки специфики бизнеса. Настоящий финансовый консультант сначала оценивает показатели компании, а только потом берется за нее или нет, и говорит о каких-либо планируемых показателях.


Ольга Косец, президент МОО поддержки и защиты малого и среднего бизнеса “Деловые люди”:

За последние 25 лет рынок труда в корне изменился. Изменилось не только содержание, но и подход к трудовой деятельности. Многие специальности просто переименованы и заменены на иностранные аналоги, появились и новые направления деятельности, вводятся профстандарты.

Идея законопроекта, по-видимому, в уточнении специфики профессии финконсультанта. С одной стороны - это неплохо, ибо точность формулировок подразумевает и меру ответственности во взаимоотношениях консультанта и клиента, требования к профессионализму специалиста. С другой стороны - это точно не самый важный вопрос в отношении повышения общей финансовой грамотности населения, чего действительно не хватает. И громкие истории с неотдачей долгов, микрокредитованием, вырастающим в макропроблемы - тому свидетельство.

Наши законодатели, при всем моем уважении к господину Аксакову, в последнее время плодовиты на законодательные инициативы. В воздухе пахнет выборами - видимо, оттуда и поветрия законотворческие. Только вот депутатам Госдумы, на мой взгляд, стоило бы видеть проблему масштабнее и решения искать соответствующие - к примеру, госпрограммы повышения финансовой грамотности и “чистку” организаций, подсаживающих граждан на микрокредиты, а потом берущих их в вечную кабалу.

Отдельно хочу сказать про СРО. Неоднократно слышу возмущения строительных компаний о несостоятельности подобных организаций. Уважаемые законодатели, прислушайтесь, ведь этот институт несостоятелен. Мое мнение однозначное: эта “прокладка” между бизнесом и государством создает лишние необоснованные траты денег на содержание дармоедов.

Теги: профессия аудитора  закон о рынке ценных бумаг  финансовое консультирование  управление активами  управление личными финансами  отсутствие источников выплаты вознаграждений  квалификационный аттестат  СРО  консультирование по теме личных финансов  финансо